День памяти священномученика митрополита Серафима (Чичагова)

Священномученик Серафим (Чичагов) занимает особое, лишь ему одному присущее место среди новомучеников Русской Православной Церкви. Этот замечательный человек запечатлился в истории отечества самыми разными образами.

Он был развитым русским аристократом, блестящим гвардейским офицером, благочестивым православным мирянином, ревностным приходским игуменом, талантливым церковным писателем и, конечно, заботливым архиереем.

В истории русской святости отец Серафим известен мужественным исповедником, увенчавшим свое архиерейское служение и подвиг смертью мученика Христова.

Священномученик Серафим – Леонид Михайлович Чичагов в миру, родился 9 января 1856г. в г. Санкт-Петербурге. Его отец был артиллерийским полковником и принадлежал к одному из знаменитых в старой России дворянских родов. По семейной традиции еще юношей Леонид после учебы в военной гимназии Санкт-Петербурга поступил в Пажеский корпус Его Императорского Величества. Там он получил по тем временам прекрасное образование, как военное, так и общее.

Русско-турецкая война, которая началась в 1876г. и сопровождалась славянским патриотическим сезоном, привела молодого гвардейского подпоручика Леонида Чичагова в действующую армию на Балканы.

Будущий святитель стал деятельным участником большинства событий войны, в свою очередь глубоко переживая вечные вопросы человеческой жизни. Война побуждала в молодом человеке темы смысла жизни, смерти, страданий и самоотвержения, которые он черпал из подвигов воинов, положивших души за братьев своих. И конечно перед святителем раскрывалась тема жертвенной истинной любви к ближним. Все эти темы позже стали главными причинами его религиозных размышлений.

В 1878г. Леонид Чичагов встретился с величайшим пастырем Русской Православной церкви св. Иоанном Кронштадтским. Эта встреча предрешила многое в последующей жизни священномученика. Великий пастырь разрешил большинство религиозных и нравственных вопросов, которые мучили его, став для молодого офицера духовным авторитетом.

На следующий год Леонид Чичагов, в то время уже поручик, женился на дочери камергера Двора Императора Дохтуровой Наталье Николаевне. В то время ему было 23 года и, казалось, что судьба его предрешена. В 1882г. он, будучи уже штабс-капитаном был награжден десятью российскими и иностранными орденами. Также Леонид был автором фундаментального духовного труда «Медицинские беседы» по фитотерапии. Но не успешность в военной карьере, не благополучие в семейной жизни, ни научные достижения в медицине и военной теории не могли удовлетворить его душу, которая искала высшего смысла.

Когда офицеру Чичагову исполнилось 34 года, он уволился в отставку и начал готовиться к пастырскому служению, на которое его благословил св. Иоанн Кронштадтский.

В 1893г. 26 февраля будущего святителя рукоположили в дьяконы в синодальном храме Двунадесяти апостолов в Москве. Через 2 дня он был рукоположен в сан иерея в том же храме. На первом году служения отца Леонида подстерегало множество испытаний: разрыв с военно-аристократической средой, сложное психологически восхождение в незнакомую жизнь духовенства. А особенно тяжелая болезнь матушки Натальи, приведшая к ее кончине в 1895г. У отца Леонида остались четыре дочери: старшая была в то время в возрасте пятнадцати лет, а младшей было всего девять. Но овдовевший священник не унывал и не отчаивался. Он укреплял свою душу общением с духовным наставником своим – св. праведным Иоанном Кронштадтским, а также трудился над составлением «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», открывшей ему историю замечательной монашеской обители Росси и подвиг величайшего подвижника Православия прп. Серафима Саровского.

Весной 1898г. отец Леонид Чичагов принял окончательное решение о своей судьбе. Своих дочерей, которые к тому времени уже повзрослели, он оставил на попечение доверенных лиц, а сам получил отставку из военно-морского духовного воинства, в котором он состоял клириком. Летом в тот же год отец Леонид был зачислен в братию Свято-Троице-Сергиевой Лавры и принял там монашеский постриг с именем Серафим.

Указом святейшего Синода через некоторое время иеромонаха Серафима назначили настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря, и он был возведен в сан архимандрита. Безусловно, служение настоятелем требовало большой самоотдачи. Но отец Серафим успевал заниматься одним из главнейших дел его жизни. Он готовил канонизацию преп. Серафима Саровского, состоявшуюся в 1903г. Замечательный акафист великому русскому подвижнику, который был составлен архимандритом Серафимом,  стал окончательным вкладом в прославление Серафима Саровского.

В Успенском соборе в Кремле 28 апреля 1905г. будущий священномученик митрополит Московский Владимир (Богоявленский) вместе с двумя епископами совершил хиротонию архимандрита Серафима в Сухумского епископа.

Архипастырское служение владыки Серафима было скорбным и многотрудным, приходившимся на эпоху революционных распрей, внутрицерковных смут и жестоких гонений на Христову Церковь.

Перед революцией уже архиепископ Серафим занимал кафедры: Сухумскую, затем Орловскую, Кишиневскую и Тверскую.

Святитель Серафим стал авторитетным богословом и, благодаря тому, что духовное самообразование его постоянно углублялось, он также стал одним из самых твердых и принципиальных иерархов в вопросах церковной политики и вероучения. Когда гражданская беспринципность, религиозная всеядность и либеральное безразличие, разъедающее основы духовенства начали проникать в его среду, владыка Серафим стал активно участвовать в «Союзе русского народа». С его деятельностью святитель связывал надежду на предотвращение разложения, которое в то время стремительно надвигалось на церковь, понимая при этом, что для исцеления запущенной болезни только лишь внешне-политическими мерами не обойтись. Владыка, имея духовным отцом великого молитвенника Иоанна Кронштадтского, считал, что избавиться от всех зол, в том числе и внешних, можно путем возрождения истинной христианской духовности, потому что следствием именно ее упадка и является социально-политические катастрофы. Святитель подчеркивал, что «непрестанно молиться» - это апостольская заповедь дана не только монахам, а и всем пастырям и всем христианам. Он говорил, что высшей академией для каждого пастыря должен являться угол с иконой и теплой лампадой.

Придерживаясь такой политики, архипастырь после Октябрьского переворота стал первой жертвой сговора богоборческой власти с вероотступниками из духовенства. Новая власть с первых дней своего существования не скрывала неприязнь к архиепископу Серафиму, называя его «церковным мракобесом и черносотенцем». Вероисповеднический отдел Тверского исполкома солдатских, рабочих и крестьянских депутатов 28 декабря 1917г. принял решение выслать святителя из Тверской губернии.

Зная, что большевики ненавидят отца Серафима и, не желая, чтобы он стал жертвой новой власти, Святейший патриарх Тихон перед разгоном Поместного Собора назначил его на Варшавскую и Привисленскую кафедру, которая находилась на территории Польши и была свободна от советской власти. Однако из-за распространения гражданской войны и начала советско-польской святитель не мог въехать во вверенную ему  епархию.

На заседании Судебной тройки ВИК 24 июня 1921г. владыке Серафиму, тогда уже митрополиту был вынесен приговор о заключении его в концлагерь на 2 года. И только из-за преклонного возраста и некрепкого здоровья заключение митрополита заменили ссылкой в Архангельскую область.

Отбыв ссылку, отец Серафим возвратился в Москву, переживающую с арестом Патриарха Тихона и захватом новой властью Высшего Церковного управления, внутрицерковные смуты. Святитель Серафим вел переговоры молитвенно-евхаристического плана с иерархами, придерживающимися наиболее принципиальной церковной политики, которая кардинально отличалась от вероотступнической политики обновленцев. Вследствие этого митрополита Серафима снова арестовали, выслали из столицы и больше чем на три года отстранили от церковных дел.

Недолго скитавшись, гонимый архипастырь прибыл в Воскресенский Федоровский монастырь. Работа над второй частью «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», которую до революции не допустили к печати, была продолжена. Позже ее при обыске изъяли чекисты. Святитель провел здесь годы в глубоких раздумьях о судьбе Церкви в России.

Уже семидесятилетний архипастырь искренне убедился, что Церковь на этом роковом рубеже Русской Православной Церковной истории должна всеми возможными путями открывать служение в России и благовести Христовой Истины.

И архипастырь встал на сторону церковной иерархии, признавшей митрополита Сергия (Страгородского) единственным законным приемником Патриаршего Местоблюстителя, который по своим каноническим полномочиям был равен ему. Противники митрополита Сергия обвиняли его в том, что он, по их мнению, уступает государственной власти, что является недопустимым. Поэтому поддержка такого авторитетного и бескомпромиссного архиерея, как святитель Серафим была для него крайне важна. И как только появилась возможность, митрополита Серафима ввели в состав Временного Патриаршего Священного Синода и поставили на Ленинградскую кафедру. В то время наибольшие внутрицерковные раздоры царили именно там. Два крайних течения возмутили церковную жизнь Ленинградской епархии. Это было вероотступное обновленчество и непримиримый митрополит Иосиф, который ушел в раскол. Основой раскола стало церковное движение с возобладавшим апокалипсическим пониманием.

В таких сложных церковных условиях святитель Серафим направил свою политику на восстановление мира  и единства среди мирян и епархиального духовенства. Конечно же, он сознавал, что если такая политика будет успешной, то это приведет к новым столкновениям с властью, которая была заинтересована в раздорах внутри церкви. Но митрополит Ленинградский смог предотвратить провокации с обеих сторон и сплотить около верующих, многих из которых ему удалось вернуть из раскола к истинной церковной власти.

В 1933 году святителю Серафиму было уже 77 лет, и он в связи с тем, что был болен и тем, что ненависть со стороны государственной власти к нему возрастала, и это грозило новым арестом, был уволен на покой. Промыслом Божиим верный служитель Церкви и Господа вновь получил несколько лет спокойной внешне жизни для подготовки к последнему и главнейшему подвигу, которым стала мученическая смерть за Христа.

Вернувшись в Москву и прожив недолго у митрополита Сергия в резиденции, святитель в 1934г. поселился на загородной даче, которая находилась недалеко от станции Удельная. Уединение в сельской тишине помогло владыке Серафиму еще отчетливее увидеть - какое большое духовное значение имеет все происходящее и провидеть, что мера страданий, уготованная христианам,  еще не исполнена.

Ноябрь 1937 г. для многих наших соотечественников стал роковым. Прикованного к постели 81-летнего святителя Серафима в тот года арестовали сотрудники НКВД. Так как перевоз больного священномученика в арестантской машине был невозможен, его доставили в Таганскую тюрьму в машине «скорой помощи». То, что владыку ждет страшная гибель, было уже предрешено. Но гонители Церкви хотели его не просто уничтожить физически, а и сломить его крепкий дух, заставив его отказаться от своего нравственного достоинства.

В течение нескольких недель умирающий старец пытался противостоять безумным обвинениям, не признавая их. 7 декабря 1937г. «тройкой» НКВД было принято постановление расстрелять владыку Серафима. 11 декабря того же года приговор был исполнен в деревне Путово недалеко от Москвы.  Там дубовая роща, обнесенная глухим забором стала кладбищем многих безвинных людей, которые были расстреляны вследствие антихристианского режима. Священномученик Серафим, претерпев ужасное время трагической эпохи, в которой он жил, и завершив свой подвиг благородной смертью, получил то вечное сокровище, обладателем которого он стремился стать всю жизнь.  Своим духовным чадам о. Серафим писал, что если бы море житейское не пенилось срамотами и, если бы вся его грязь не всплывала наружу, то глубина целой стихии не очистилась бы … Что зла не видеть нельзя, но можно  не допускать, чтобы оно не отвлекало от Божией правды.