Резня львовских профессоров 1941 года

Спустя всего неделю после вторжения немецких войск на территорию СССР, 30 июня 1941 года пал город Львов.  Местное население подверглось жесточайшим репрессиям со стороны захватчиков. Нацисты устроили массовые казни евреев и поляков, проводившиеся в соответствии с заранее подготовленными списками. Большинство попавших в эти расстрельные списки жителей являлись видными учеными, артистами, спортсменами или политиками. Таким образом, акция была направлена на уничтожение польской элиты, то есть тех, кто мог бы обратиться за помощью к мировой общественности.

Подобные акции уже с успехом проводились гестапо на территории Чехословакии, а в Кракове весь цвет научной интеллигенции был немедленно отправлен в концлагеря. 

Через несколько дней после взятия Львова в город прибыли специальные подразделения – айнзатцкоманды, под руководством гауптштурмфюрера СС Ганса Крюгера. Евреев расстреливали прямо на месте, а поляков и представителей иных национальностей сначала доставляли в отделение гестапо, занимавшее здание бывшей тюрьмы на Замарстынове.

2 июля был схвачен профессор Казимеж Бартель, который в прошлом неоднократно возглавлял правительство Польши.

На следующий день, ночью силами СС и полевой жандармерии был проведен массовый арест многих профессоров львовских вузов. Аресту подлежали также все мужчины старше 18 лет, находящиеся в этот момент  в домах ученых. 

Складывается впечатление, что списки были заготовлены гестапо  заранее, еще до захвата города. Существует версия, что нацистам в этом помогали студенты, сбежавшие из Львова в Краков еще в 1939 году, когда советские войска вошли в Западную Украину. Также велика вероятность причастности к данным спискам и некоего Питера Ментена, он был голландцем по происхождению, имел под Львом имение и был вхож во многие дома городской интеллигенции.

Утром 4 июля 1941 года был освобожден только один из арестованных профессоров, остальных же либо отвезли на место казни в Вулецкие холмы, либо расстреляли прямо во внутреннем дворе Воспитательного дома им. Абрахамовичей. Последним был казнен Казимеж Бартель, это случилось 26 июля. В квартирах погибших ученых с комфортом разместились высокопоставленные чины гестапо и местной полиции.

В конце 1943 года, при отступлении немецких войск, во Львове были спешно проведены некоторые мероприятия по сокрытию следов нацистских зверств. Тела всех расстрелянных профессоров были эксгумированы и сожжены в Кривчинском лесу, вместе с тысячами других, ни в чем не повинных жертв оккупационного режима.

Многие поляки в наше время полагают, что к убийству львовских профессоров причастны члены специального подразделения «Нахтигаль», сформированного Абвером из украинских националистов. 

Однако во время Нюрнбергского процесса, при чтении материалов дела по нацистским преступлениям во Львове, в числе преступников не были названы ни члены «Нахтигаля», ни его командир Т.Оберлендер.  

Известно, что «Нахтигаль» вошел во Львов днем ранее основных сил вермахта, а уже 7-9 июля он был срочно передислоцирован в район Тернополя. О деятельности же батальона в городе на протяжении этих нескольких дней известно крайне мало.

Некоторые историки утверждают, что обвинения  против Т.Оберлендера были сфабрикованы уже в послевоенные годы, когда в 1959 году он занял высокий пост министра ФРГ по делам беженцев. Именно после этого КГБ СССР предъявил ему обвинение в причастности к львовским массовым убийствам. Моментально нашлись нужные свидетели, и даже была выпущена книга «Правда об Оберлендере», обличающая его участие в нацистских зверствах.  

29 апреля 1960 года в ГДР состоялся заочный судебный процесс, в ходе которого Оберлендер был признан виновным в расстреле польских профессоров и нескольких тысяч евреев. Правительству ФРГ ничего не оставалось, как отправить бывшего нацистского преступника в отставку.

Это судебное решение по формальным основаниям было отменено лишь в 1993 году.  Но споры по поводу участия украинских националистов  в массовых расстрелах мирных граждан  обсуждается до сих пор.