Самолетное дело 1970 г. – причины, итоги и последствия

Самолетное дело – причины, итог, последствия

Причины

В 1960-80-х годах СССР жил за «железным занавесом»,  и любые поездки за пределы страны были весьма затруднены, а уж выезд с целью эмиграции был вообще практически невозможен. До 1973 года, когда был ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических правах, советское государство в принципе не признавало право граждан на свободную эмиграцию. Отказы в выездной визе в СССР приняли массовый характер, и породили волну недовольства среди жаждавших покинуть страну. С начала 70-х годов для таких людей даже появилось неофициальное название – их стали именовать отказниками.

Отказники пытались бороться за свои права, и их в этом поддерживали многие международные и общественные организации, которые резко критиковали СССР за подобную визовую политику. Некоторые, особо  радикально настроенные граждане решались на совершенно отчаянные шаги, для того чтобы покинуть страну. В 1970 году подобную рискованную акцию попыталась осуществить группа антисоветски настроенных граждан  из Ленинграда. В основном это были люди еврейской национальности, желающие переехать на постоянное место жительства в Израиль.

 

Подготовка акции

В 1969 году к лидеру подпольной ленинградской сионистской группы Гилелю Бутману, обратился некий Марк Дымшиц. Будучи по профессии пилотом, Дымшиц предложил план побега из СССР путем захвата самолета. Инициатором данной идеи был, кроме самого Дымшица, известный антисоветчик Э.Кузнецов. Бутману идея о побеге понравилась, так как давала возможность не только осуществить давно желаемый переезд на жительство в Израиль, но и позволяла привлечь внимание мировой общественности к проблеме евреев в СССР.

Одобрив саму идею, организаторы побега приступили к обсуждению возможных вариантов.  Самым простым планом казалась возможность выкупить все билеты на один из рейсов Ленинград-Мурманск, а в процессе полета захватить самолет и посадить его на территории Финляндии или Швеции. Самолет должен быть небольшим. А если у персонала аэропорта возникли бы вопросы по поводу яркой еврейской внешности большинства пассажиров, это можно было бы легко объяснить тем, что все они летят на большую свадьбу. Именно по этой причине операция получила свое кодовое название – «Свадьба».

Далее начались технические приготовления. Было совершено несколько полетов, а Дымшицу удалось прояснить вопрос о наличии оружия у членов экипажа самолета. Оказалось, что оно имеется, но с собой пилоты его, как правило,  не носят.

Бутман же занялся подбором «пассажиров». Он тайно сообщал кандидатам, что в ходе поездки может появиться возможность нелегального переезда в Израиль, а самым проверенным и надежным честно говорил о том, что планируется захват самолета. Но все равно, найти стольких желающих, чтобы они заполнили весь самолет, не удалось. В связи с этим надо было учитывать возможное сопротивление сторонних пассажиров при захвате лайнера. К тому же, бывший военный летчик, Дымшиц высказал опасения, что не сумеет справиться с большим «Ту-124», и отказался от такого плана в силу его чрезмерной технической сложности.

.К тому же сионистская организация, существовавшая в Ленинграде с 1966 года, узнала о проекте Бутмана. Комитет организации даже обратился к официальным израильским властям, чтобы узнать их мнение по поводу подобной акции. Получив резко отрицательный ответ, было принято решение оставить реализацию столь рискованного и скандального плана.

Но среди заговорщиков были люди,  не входившие в организацию, а потому их не очень интересовало ее мнение и подготовка к побегу продолжалась. Был разработан новый, менее рискованный план операции. Предполагалось под видом пассажиров прибыть в небольшой городок Приозерск, где захватить маленький самолет Ан-2, совершавший регулярные рейсы в Ленинград. Экипаж такого самолета состоял всего из двух человек, которых можно было легко отстранить от управления и оставить на земле. Занять место пилотов должен был Дымшиц. Далее, самолет на низкой высоте должен был перелететь советскую границу, и совершить посадку в шведском городе Боден, где все заговорщики и намеревались сдаться властям. После этого была запланирована организация пресс-конференции, на которой беглецы собирались открыть глаза мировой общественности на положение евреев в СССР.  Они рассчитывали, что европейские политики сумеют оказать должное давление на советское правительство, и оно, наконец, разрешит всем желающим свободный выезд в Израиль.

В акции принимали участие 16 человек. Четверо из них должны были заранее выехать в Приозерск, чтобы там встретить рейс №179. Все остальные должны были уже находиться на борту, вылетев под видом пассажиров с ленинградского аэродрома  «Смольное». Но будучи не слишком опытны в подобных делах, заговорщики не заметили, что еще за несколько дней до запланированного побега за ними постоянно велась слежка. В КГБ очень быстро узнали о готовящемся угоне самолета, и потому весь план был заранее обречен на неудачу.

 

Арест и судебный процесс

15 июня 1970 года на летном поле все участники предполагаемого захвата были арестованы. Также подверглись аресту Бутман и другие члены ленинградской сионистской организации.

Через полгода, в декабре,  над заговорщиками состоялся судебный процесс. Подсудимые обвинялись в измене Родине, антисоветской агитации и попытке совершения хищения в особо крупных размерах, как  трактовалась попытка угона самолета. По решению суда организаторы побега – М.Дымшиц и Э.Кузнецов были приговорены к высшей мере наказания, т.е. расстрелу, остальные же участники получили разные сроки заключения сроками от 4 до 15 лет. Членов семей некоторых заговорщиков, в частности жену и дочерей Дымшица, также входивших в число «самолетчиков», решено было помиловать.

Существует мнение, что время для судебного процесса было выбрано совсем не случайно. 15 октября 1970 года случился инцидент с угоном советского самолета в Турцию, во время которого была убита бортпроводница. Это событие без сомнения повлияло на ужесточение приговоров в ходе «Самолетного дела». К тому же 25 ноября 1970 года Генеральной ассамблеей ООН была принята специальная резолюция о борьбе с угонами самолетов, что также было очень на руку советскому правосудию, ибо обеспечивало международное осуждение действий заговорщиков.

Но, несмотря на все это, «Самолетное дело» вызвало глубокое возмущение в мире. Видные политические деятели различных стран, в том числе такие значительные политические фигуры как Ричард Никсон и Голда Меир выступили за смягчение приговора заговорщикам. Под давлением общественности советское правительство вынуждено было уступить, и смертные приговоры были заменены на 15 годами тюремного заключения. Остальным осужденным по данному делу также слегка смягчили приговор.

 

 Последующие события

Спустя несколько лет история «Самолетного дела» получила неожиданное продолжение.  В 1978 году в США, агентами ФБР, был задержан советский разведчик Владимир Зинякин, пытавшийся вскрыть тайник с ценными документами. Спустя несколько часов также были арестованы В. Энгер и Р. Черняев. Зинякина, обладавшего дипломатической неприкосновенностью, пришлось отпустить,  а вот его коллеги были приговорены американскими властями к 50 годам тюремного заключения. Советское правительство путем переговоров сумело добиться обмена своих разведчиков на пятерых диссидентов, в число которых попали Э.Кузнецов и М.Дымшиц. Таким необычным способом заговорщики все же осуществили свою мечту и покинули приделы СССР. Тем более что в США им был оказан весьма радушный прием. Тогда же, в 1979 году из-под стражи были освобождены и некоторые другие участники «Самолетного дела». А в 1981 году, один из них, Иосиф Менделеевич, был даже принят в Белом доме самим Рональдом Рейганом, хотя США, наряду с прочими странами подписали в 1970 году Конвенцию ООН о борьбе с незаконным захватом воздушных судов.

Таким образом, «Самолетное дело» стало тем инцидентом, после которого советское правительство не могло более проводить политику запрещения своим гражданам выезда за рубеж с целью эмиграции. Особенно это касалось евреев, уезжающих в Израиль. Не сразу, но постепенно визы гражданам начали выдаваться, что со временем породило достаточно большую волну эмиграции.