Шахтинское дело

18 мая 1928

В 1928 году полномочный представитель ОГПУ на Северном Кавказе Е.Г. Евдокимов организовал расследование предполагаемых актов вредительства и саботажа на шахтах Донбасса, в котором обвинялась большая группа специалистов треста «Донуголь» и угольной промышленности ВСНХ. Подготовленное в ОГПУ дело было передано в Москву, в возглавляемое Вышинским Специальное присутствие Верховного суда. Евдокимов утверждал, что расследование показало - во всех происходящих на шахтах авариях повинны старые специалисты, работавшие в угольной промышленности еще с дореволюционных времен. Их обвиняли в антисоветской деятельности и даже создании нелегальной вредительской организации.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Согласно материалам дела, контрреволюционная организация была разоблачена органами ОГПУ и некоторыми сознательными рабочими в самом начале 1928 года. Она включала в себя опытнейших инженеров  и техников, трудившихся на шахтах еще при царском режиме, бывших акционеров и шахтовладельцев, а также некоторых членов партии меньшевиков.

 

Деятельность организации охватывала не только важные центры угледобычи на Донбассе, но имела своих сторонников даже среди руководителей каменноугольной промышленности в Москве.

Также вредители имели обширные связи с подобными организациями, действующими в других отраслях народного хозяйства, и даже сотрудничали с некоторыми представителями иностранных держав, не имеющими к угольной промышленности никакого отношения.

Основной целью столь разветвленной организации были не столько саботажи на шахтах, сколько прямое оказание помощи противнику в ходе планируемой в будущем интервенции капиталистических стран.

После освобождения Донбасса, в 1920 году, в Ростове-на-Дону состоялся съезд горнопромышленников. Именно там, на совещании владельцев и инженеров шахт, было принято решение о начале антисоветских действий.

С 1922 года на рудниках начали формироваться вредительские организации, получавшие средства от бывших собственников шахт.  Самой основной их  задачей было поддержание всех действующих предприятий в должном порядке, а также сокрытие наиболее крупных месторождений, для того, чтобы к моменту уничтожения советской власти добыча угля могла быть свободно возобновлена в еще больших объемах. Финансирование всех этих мероприятий производилось во многом за счет средств иностранной разведки.

Следствие утверждало, что вредители тщательно скрывали свою деятельность, действуя крайне осторожно и тонко. Внешне же многие обвиняемые производили очень «хорошее впечатление».

Дознание проводила группа следователей ОГПУ под руководством Э.Э.Левентона. Им была поставлена задача - добиться от подозреваемых чистосердечных признаний, чтобы впоследствии придать этому делу общегосударственное значение.

Изначально аресту подверглись несколько сотен человек. Некоторые из арестованных были вскоре освобождены, 82 человека осуждены во внесудебном порядке непосредственно коллегией ОГПУ. Остальные предстали перед судом во время большого процесса в Москве.

Судебные заседания по так называемому Шахтинскому делу начались 18 мая 1928 года в колонном зале Дома Союзов. Суд проходил открыто, в присутствии многочисленных зрителей и представителей прессы.  Более половины обвиняемых категорически отрицали свою виновность, оставшиеся признали ее лишь частично. 

В результате судебных разбирательств, продолжавшихся 41 день, суд вынес свой приговор. Одиннадцать  человек были приговорены к расстрелу, пятерых расстреляли уже 9 июля, для остальных шестерых высшую меру заменили на 10 лет тюремного заключения. Восемь человек были помилованы или получили условные сроки. Все оставшиеся получили различные сроки от 1 до 10 лет.

В 2000 году, Комиссия по реабилитации при Прокуратуре РФ провела тщательную проверку всех материалов  дела, в ходе которой были выявлены множественные факты фальсификации материалов, доказывающие полную невиновность подозреваемых. Все осужденные по Шахтинскому делу были реабилитированы.